четверг, 11 августа 2011 г.

Дубы и усадьбы. Усадьба Михалковых.



Внезапно погода испортилась и сильный ветер начал сбивать ветки, листья и желуди. И полетели на землю дубовые сокровища. Мы живем поcередине дубовой рощи. Деревья старые, повидали много.
Настроение летнее куда-то улетучилось. Напала на меня предосенняя тоска и сплин:) и я вспомнила то, что я уже давно хочу показать кое-какие фотографии и рассказать кое-какие истории. А тут еще время появилось разобрать фотографии на компьютере и разбросать по папкам. Начнем?

Начнем с истории одного замечательного детского поэта.

Вот по этим актуальным стихам его не все определят:

Мы сидим и смотрим в окна.
Тучи по небу летят.
На дворе собаки мокнут,
Даже лаять не хотят.

Где же солнце?
Что случилось?
Целый день течет вода.
На дворе такая сырость,
Что не выйдешь никуда...


Ну уж эти стихи все узнают:

Мы едем, едем, едем
В далекие края,
Хорошие соседи,
Счастливые друзья.
Нам весело живется,
Мы песенку поем,
И в песенке поется
О том, как мы живем.


Итак, сегодня рассказ об усадьбе, в которой родился и вырос Сергей Михалков. О подмосковном родовом гнезде семьи любимого всеми поэта.

В разных источниках можно встретить множество интерпретаций того, где и как провел свое детство Михалков. Надо учитывать время, в котором он жил. Он принадлежал к старому, не очень богатому дворянскому роду, и до поры до времени происхождение свое не афишировал. В анкетах писал: "Из служащих". А в автобиографиях, которые можно до сих пор встретить в сети, писал, что детство провел на арендованной даче семьи Яковлевых неподалеку от станции Жаворонки.

Жили мы круглый год на даче, принадлежавшей неким Яковлевым, занимая
первый этаж дома, одиноко стоявшего в запущенном парке. Ходить в школу было
далеко, и потому первоначальное образование я получил в семье.
Кто-то из знакомых порекомендовал родителям взять для присмотра за
детьми оставшуюся без работы прибалтийскую немку. Эмма Ивановна Розенберг
вошла в нашу семью и с присущей ей немецкой педантичностью взялась за
воспитание своих подопечных.
Я с душевной теплотой вспоминаю эту сухопарую, жилистую старую деву,
заложившую в мой характер основы самодисциплины и обучившую меня немецкому
языку настолько, что я еще в детстве мог свободно в первоисточнике читать
Шиллера и Гете. Не прошли мимо меня и приключенческие романы немецкого
автора Карла Майя, которыми я зачитывался при свете карманного фонаря,
накрывшись с головой одеялом, в те часы, когда детям было положено спать.
Не обошлось в моем домашнем воспитании и без сельского попа.
Две зимы кряду наезжал к нам на своей лошадке, три раза в неделю,
молодой священник - отец Борис, он же Борис Васильевич Смирнов. В его задачу
входило преподать мне основы географии, истории и русского языка. По своей
инициативе он попытался было занять меня и законом божьим, однако старания
его были безуспешны, ибо "агитки" Демьяна Бедного начисто вытесняли из моей
головы и Новый и Ветхий заветы.
В обычную школу я пошел с четвертого класса после переезда семьи в
Москву.

С.В.Михалков

Действительно, после 1917 года, когда было национализировано их имение, они переехали в дом Яковлевых, стоящий неподалеку. А до этого семья Михалковых жила в подмосковном родовом имении Михалковых возле станции Жаворонки. В этом имении Назарьево-Троицкое он жил до 5 лет.





Вообще-то Михалковы имели большое имение Петровское под Рыбинском. Именно оно считается основным родовым гнездом. Но я расскажу о подмосковном "гнезде".

Подмосковное имение Назарьево-Троицкое было частью известной бывшей царской вотчины Большие Вязёмы (о нем обязательно напишу позже, и о самих Вяземах, где жили Голицыны и о Захарово, где жили Ганнибалы и воспитывался Пушкин). В 1694 г. молодой царь Петр I дарит Вяземы вместе с деревней Назарьево своему воспитателю князю Борису Алексеевичу Голицыну. Оно переходило из рук в руки в семье Голицыных. И в 1738 году Назарьево досталось С.А. Голицыну, который в годы правления императрицы Елизаветы Петровны был московским губернатором. Именно при нем деревня превратилась в село: была возведена Троицкая церковь. О церкви немного позже.
Итак, имение досталось Михалковым в качестве приданого в результате брака прадедушки поэта с княжной Голицыной.


В.С.Михалков (1816 — 1900 гг.)

Елизавета Николаевна Голицына выходит замуж за Владимира Сергеевича Михалкова и в качестве приданого в 1856 г. приносит ему Назарьево с 720 десятинами земли. Среди аллей старого парка молодожены заложили новый двухэтажный дом в готическом стиле, с готическими окнами и башенками.



В этом коллаже я попробовала сопоставить то, что было и то, что сейчас осталось от этого дома (кликабельно). Он практически не изменился. Только сгладили крышу, убрали надстройки и готические башенки, украшающие фасад. Корпус содержится в очень хорошем состоянии, постоянно ремонтируется. Вы можете обратить внимание, что у меня на фотографиях цвет корпуса разный. Я снимала это в разные годы:) Поэтому корпус то светло-серый, то розовый:)



Большую часть года они проводили в Москве, посещая имение преимущественно летом. В 1890 г. они окончательно переехали в подмосковную усадьбу с. Назарьево Звенигородского уезда. Прадеда поэта избрали предводителем дворянства Звенигородского уезда, почетным мировым судьей по Звенигородскому округу.
Здесь и жили Михалковы, их московская ветвь. Тут в Назарьево жили родители поэта после свадьбы, родился он, его старшая сестра и братья.




После революции все было национализировано. Михалковы располагали коллекцией картин старых западно-европейских мастеров, доставшихся им в наследство от Голицыных. Их наличие считалось большой редкостью для помещичьих усадеб того времени. По поводу этого собрания в 1914 г. в газете "Русское слово" промелькнуло даже сообщение об обнаружении в нем пяти картин, принадлежавших кисти Рубенса, Но эта сенсация была позже опровергнута. Это был не Рубенс:) Но работы голланских мастеров там были.
Обширная коллекция картин, гравюр и семейных портретов, скульптура, египетские древности, ценная библиотека, богатый рукописный архив XVII-XX вв., были национализированы и поступили в краеведческий музей Звенигорода и музеи Москвы.




После революции усадьба Михалковых служила госпиталем, детским домом, опытной генетической станцией (!!!), одной из первых в России школ для профессиональных шоферов-автомобилистов (персональных водителей), потом Домом отдыха. Во время битвы под Москвой это здание занимал штаб 5-ой армии во главе с генералом Л.А.Говоровым. После войны там вновь заработал пансионат.

Это фотография начала 1960-х гг. Еще нет пристроек.



К сожалению из-за ветхости в 1966 г. было снесено одно из зданий усадьбы, напоминавшее деревянный пряничный домик.


На его месте был построен новый корпус санатория. Обычный 5 или 6-этажный корпус из стекла и бетона. Скучный и правильный:) Сегодня в бывшем имении располагается ведомственный пансионат санаторного типа.



Человека всегда тянет к родным местам. В начале 1990-х я встречала там самого Михалкова. Он отдыхал там летом. Часто сидел на лавочке около главного, так называемого "старого" корпуса вместе с молодой рыжеволосой женщиной (секретарем Юлией, которая потом стала его женой). А потом я в сети встретила интервью сына Андрона Кончаловского:

"...отец долечивал перелом бедра в санатории в Назарьево. Я приехал к нему. Двухэтажный старый особняк, достроенный и перестроенный, отделанный туфом и мрамором, алюминиевые двери со стеклами - архитектура брежневских времен.

- Видишь это окно? - сказал отец. - Из него папа кидал мне шоколадные конфеты. А я стоял вот здесь. Это было наше родовое имение, наш дом. А возле церкви похоронены твой прапрадед, его супруга и многие из нашей родни."





Вот эти окна. Мне кажется, что над окном явно затерты гербы или вензеля владельцев. Можно предположить, что там был этот герб семьи. Или что-то подобное. Хотя возможен и вензель.



Рядом с имением, в поселке, находится церковь Живоначальной Троицы (однокупольная, в стиле позднего классицизма).

Церковь Святой Троицы была построена в 1740-1750-х годах князем С.А.Голицыным, внуком Б.А.Голицына – воспитателя молодого царя ПетраI. В 1824 г. внук С.А. Голицына – полковник, князь С.Н.Голицын вместо прежней церкви возводит новый, каменный храм Святой Троицы. Как я уже писала, в 1856 г. внучка С.Н. Голицына Елизавета Николаевна, которой принадлежало Назарьево, выходит замуж за помещика Владимира Сергеевича Михалкова. На их средства храм был капитально реконструирован, построены приходской дом, церковная ограда, школа при церкви. Это была их "семейная" церковь с семейной усыпальницей. Церковь была закрыта в конце 1930-х, перестроена, занята клубом, затем почтой. В 1995 открыта заново , сейчас активно реставрируется.



Семейный погост Михалковых располагается рядом с церковью.

Прадед, прабабушка, дед, дяди, старшая сестренка, все тут.





Раньше встречала там и самого Михалкова (старшего), и его сына Андрона и внука Егора. Говорили, что часть средств на реставрацию церкви поступили от их семьи. И хотя они больше внимания сегодня уделяют церкви в Аксиньино, но и эту не обходят стороной.

Вот такая подмосковная усадьба. Наверное, ей повезло, что она стала санаторием и сейчас там ухоженный парк со столетними дубами, туевая аллея, аккуратно поддерживается состояние корпуса. Церковь не заброшена, функционирует и ремонтируется.

Сам санаторий ничего интересного из себя не представляет. Так себе. Ни то, ни сё. Обычный подмосковный пансионат санаторного типа. С задранными ценами и не соответствующим уровнем обслуживания. К сожалению из исторических интерьеров НИЧЕГО не сохранилось. И памяти там никакой нет. ЧуднО. Такой могли бы маркетинговый ход сделать.




p/s Еще расскажу об усадьбах Ганибаллов, Голицыных, Юсуповых на Западе Подмосковья. Хотите? Только не сразу. Мне нужно раскопать фотографии на флешках. На этом компьютере их, увы, нет. Они в Москве. А Москва она ТАМ. Далеко:))) Не в этой жизни (как говорит моя подруга). Это уже в сентябре.


p/s Современные фотографии мои, старые фотографии, информация и данные взяты из книг и интернета.

Комментариев нет: