вторник, 10 июня 2014 г.

Московский тучерез


В 2013 г. исполнилось 100 лет первому московскому небоскребу - как его тогда называли "тучерезу". С позиции сегодняшнего времени - это просто высокий (даже не высотный дом).

Но в 1913 г. это был истинно небоскреб - 40 метров в высоту))). До 1931 г. это был самый высокий дом в Москве. На этой фотографии 1930-х гг. видно, что на крыше дома (как самого высокого) была установлена триангуляционная вышка (геодезическая точка).


Я покажу вам сегодня этот 10-этажный доходный дом, построенный российским инженером немецкого происхождения Эрнст-Рихард Карлович Нирнзее. Адрес дома - Большой Гнездниковский переулок, дом 10. Это в минуте ходьбы от Тверской улицы и Тверского бульвара, фактически их пересечение. Видите на фотографии арку? Она выводит на Тверскую улицу.


Его так и называют - Домом Нирнзее.
Этот дом - дом-легенда, у него потрясающая история, настоящее и будущее. У этого дома есть свой ЖЖ:)). Жильцы дома выкладывают туда всякие "интересности". А около дома часто можно встретить экскурсионные группы:).


Переулок такой узкий и кривой, что трудно сфотографировать весь дом.




Нирнзее спроектировал свой дом как доходный дом "дешевых квартир" или, как его называли "дом для холостяков".Это было здание с малогабаритными квартирами (от 28 до 57 кв. м), сдаваемыми за небольшую плату. Из-за лаконичной планировки квартир (в большинстве были только ванная, жилая комната и коридор, кухонь не было) дом и называли «домом холостяков».

Нирнзее расположил дом буквой П. Его планом была предусмотрена коридорная система сообщения и четыре лифтовые шахты. Внутренний двор получился небольшим, поэтому общественную зону архитектор расположил на крыше. Там он устроил сквер, ресторан и даже велотрек — Нирнзее был страстным велолюбителем. В подвалах дома разместились театральная мастерская и общественная столовая.
В сентябре 1915 года в подвале открылся театр миниатюр «Летучая мышь», а в 1916 году на крыше появился ресторан-кафе, который так и назывался — «Крыша».

Плакат-афиша ресторана "Крыша" (сфотографировала на выставке в Музее истории Москвы).

На этой фотографии виден тот самый ресторан на крыше.
При ресторане работал театр миниатюр с музыкой. Ресторан на крыше сохранился и после революции — и был довольно популярным местом.

После революции дом превратился в дом-коммуну с собственным правлением (называли его "Чедомос" - Четвертый дом Моссовета). В «небоскребе» появились ясли, детский сад; на крыше — смотровая площадка, работал кинотеатр, а зимой заливали каток. На 10 этаже (надстройка на крыше) работали редакции газет и литературных журналов, куда часто приезжали писатели Олеша, Булгаков, Алексей Толстой. После войны дом также был одной из точек Москвы, откуда производили салютные залпы по большим праздникам.

C крыши этого же дома Булгаков обозревал Москву в очерке "Сорок сороков"

На самую высшую точку в центре Москвы я поднялся в серый апрельский
день. Это была высшая точка - верхняя платформа на плоской крыше дома
бывшего Нирензее, а ныне Дома Советов в Гнездниковском переулке. Москва
лежала, до самых краев видная, внизу. Не то дым, не то туман стлался над
ней, но сквозь дымку глядели бесчисленные кровли, фабричные трубы и маковки
сорока сороков. Апрельский ветер дул на платформы крыши, на ней было пусто,
как пусто на душе. Но все же это был уже теплый ветер. И казалось, что он
задувает снизу, что тепло подымается от чрева Москвы. Оно еще не ворчало,
как ворчит грозно и радостно чрево больших, живых городов, но снизу сквозь
тонкую завесу тумана подымался все же какой-то звук. Он был неясен, слаб,
но всеобъемлющ. От центра до бульварных колец, от бульварных колец далеко
до самых краев, до сизой дымки, скрывающей подмосковные пространства.

Кстати,в этом доме в гостях у друзей Булгаков встретился со своей последней женой Еленой. 

Вход в дом сейчас перекрыт дверью с кодом. Войти внутрь дома меня пригласила его пожилая жительница. Увидела мой неподдельный интерес и пригласила, пойдемте я покажу вам подъезд.


Димка остался снаружи, а я пошла за ней. Мы с ней побеседовали. Она с 1940-х гг. живет в этом доме. Застала многое.


Из "тамбура" коридора мы вошли в сам подъезд. Там удивительная коридорная система. Эта маленькая лесенка ведет к отдельной квартире.


А впереди длинный коридор. Слева обычный пассажирский лифт , справа (как-будто в проеме квартирной двери) бывший индивидуальный лифт Вышинского (он жил в этом доме), который обслуживала лифтерша. Сейчас это просто дополнительный пассажирский лифт.


Мой "гид" предложила мне подняться с ней наверх на этом лифте и посмотреть коридорную систему дома. Но я не решилась, так на улице меня ждал мальчик))). 

Так что мы попрощались и я просто прошлась по первому этажу.

Там действительно длинные коридоры. Наверх тянется пологая лестница, а в конце этого длинного коридора (как мне объяснила жительница) были два грузовых лифта.

Я вернулась назад. Мимо пассажирского лифта и "каморки" лифтерши вышла в тамбур подъезда.



Там сделан неплохой ремонт и укреплены исторические фотографии этого дома в разные эпохи.


В разные годы в доме находились редакции журналов «Литературная учеба», «Советский писатель» и другие, в 1915–16 годах были контора и зимнее ателье кинофирмы, совладельцем которой был режиссер В.Р. Гардин. Этот дом и в наше время пользовался успехов у кинопроизводителей)) Об этом я вам потом расскажу.

А сейчас покажу как мы в сентябре 2013 г. посетили выставку "Московский тучерез", посвященную 100-летию этого Дома Нирнзее. Она проходила в музее истории Москвы. 

Мне разрешили сделать там несколько фотографий.

Вот уж где было много интересного про этот дом и его жителей.

Там было много фотографий той самой крыши и того, что на ней происходило. Сегодня на крышу не пускают. Выход с 9 этажа на 10 (надстройку) перекрыт. Последний арендатор (журнал "Вопросы литературы" съехал) и все закрыто.

Выставка была камерная, атмосферная, я бы сказала домашняя.

Лучше всего Дом Нирнзее виден со стороны Тверского бульвара.
Оттуда хорошо видно и керамическое панно на самом верху дома.

Приблизила кадр и рассмотрела лебедей и девушек-нимф. Конечно же майолика  сегодня требует реставрации:(


 Посмотрела в википедии - автор панно А.Я. Головин. Он вместе с М. Врубелем работал над майоликовыми панно гостиницы "Метрополь". Покопалась в своих фотографиях "Метрополя" и нашла почти такое же панно)). Что смогла, то "вытащила" из общего кадра гостиницы. Видите, те же лебеди, те же девушки.

Как-нибудь съезжу к "Метрополю" и специально сфотографирую это панно почетче.
Ну вот, на сегодня все)))))))))))).

Между прочим, это мой 100-й пост в этом блоге. Как-то незаметно написались 100 текстов о любимом городе.

2 комментария:

Shpinelka комментирует...

Саша, с юбилейным постом! Я с огромным удовольствием читаю твои рассказы. Спасибо за интересные прогулки :-))

Domovnitsa комментирует...

Спасибо, Сашенька! И с юбилеем интереснейшего и душевного блога! :о)